fbpx

Filler66.ru

Роль трегалозы в продолжительности клинического эффекта биоревитализантов.

© Т.Н. КОРОЛЬКОВА, Л.Л. АМБАРЦУМЯН, И.А. ШЕПИЛОВА
ФГБОУ ВО «Северо-Западный государственный медицинский университет имени И.И. Мечникова» Минздрава России, Санкт-Петербург, Россия

РЕЗЮМЕ
Актуальность. Среди новых препаратов с пролонгированным эффектом биоревитализации привлекает внимание комплекс гиалуроновой кислоты с трегалозой (ГКТ). Преимуществом комплекса является способность трегалозы поддерживать жизнедеятельность клеток в неблагоприятных условиях окружающей среды.

Цель исследования — изучение продолжительности клинического эффекта, а также динамики функциональных параметров кожи после проведения курса мезотерапии препаратом, содержащим комплекс ГКТ, женщинам с внешними признаками старения.

Материал и методы. В исследование включены 20 женщин (средний возраст 45,1±7,3 года) с внешними признаками старения, которым в кожу лица и шеи проводили 2 процедуры мезотерапии препаратом, содержащим комплекс ГКТ, с интервалом 1 мес. Обследование включало анкетирование пациенток, фотографирование, оценку функциональных параметров кожи с использованием методов корнеометрии, мексаметрии, УЗИ кожи с последующим фотографированием полученных изображений, а также измерения ее эластичности. Инструментальное исследование проводили до начала лечения, через неделю после курса процедур, а также через 3 и 6 мес после первой процедуры.

Результаты. Установлено, что применение препарата, содержащего комплекс ГКТ, оказывало положительное влияние на клинические признаки старения, снижало степень пигментации и эритемы кожи, повышало ее упругость, а также приводило к увеличению плотности дермы по данным УЗИ. Указанный эффект сохранялся в течение 6 мес наблюдения.

Заключение. Препарат, содержащий комплекс ГКТ, оказывает выраженное действие на проявления старения кожи, хорошо переносится пациентами и сохраняется в коже не менее полугода.

Введение
Гиалуроновая кислота (ГК) как биоревитализант известна уже не одно десятилетие. В последние годы на основе ГК создаются новые препараты пролонгированного действия, которые содержат различные стабилизирующие факторы. В качестве естественного стабилизатора ГК может выступать трегалоза.

Новая линия препаратов для пролонгированной биоревитализации содержит в своем составе в качестве основных компонентов ГК, трегалозу и воду, которые связаны между собой и окружающими молекулами ГК водородными связями и формируют, таким образом, относительно упорядоченную структуру геля.

Трегалоза заслуживает особого внимания, она поддерживает жизнь клеток при неблагоприятных условиях существования. Молекула трегалозы построена из двух молекул D-глюкозы. Подобно сахарозе, еще более распространенному дисахариду, трегалоза не обладает восстанавливающими свойствами, поскольку у нее блокированы гликозидные группы обоих остатков глюкозы. Природный дисахарид построен из двух одинаковых остатков α-D-глюкопиранозы, его полное название α-D-глюкопиранозил-α-D-глюкопиранозид для краткости обычно заменяют терминами «α,α-трегалоза» или «трегалоза» [1].

При обезвоживании организма трегалоза выполняет роль стабилизатора белков и фосфолипидов липидного бислоя клеток. В этом процессе большое значение может иметь влияние трегалозы на микровязкость кожи — интегральную величину, связанную в том числе со степенью насыщенности ацильных цепей липидов. Установлено, что микровязкость кожи повышается при увеличении концентрации в клетках трегалозы, и это оказывает влияние на состояние белков и активность ферментов [2]. Уста новлена важная роль молекул трегалозы в концентрировании оставшейся воды вблизи белков, а также в их стабилизации [3].

При стабилизации фосфолипидов роль трегалозы иная. Она взаимодействует с липидами путем образования водородных связей между ОН-группами дисахарида (замещая при этом 10—12 молекул воды) и полярными группами головок фосфолипидов, за меняя удаленную при дегидратации воду и времен но консервируя мембрану [4]. При охлаждении и обезвоживании липиды становятся более уязвимыми для процессов перекисного окисления, но трегалоза эффективно предотвращает их необратимые изменения [5]. У представителей некоторых классов грибов трегалоза выполняет функцию стабилизатора мембранных липидов и является своеобразным депо такого высокоактивного субстрата, как глюкоза [1].

Под воздействием теплового шока наблюдается накопление трегалозы и увеличение жизнеспособности клеток дрожжей [6]. Известно, что этанол как токсический продукт вызывает свободнорадикальное повреждение липидов клеточных структур и дегидратацию. Увеличение концентрации этанола в среде также сопровождается возрастанием уровня трегалозы [7]. Установлен антиоксидантный механизм [8].

Для получения сравнительно небольших количеств трегалозы предложена экстракция биомассы пекарских дрожжей, содержащих около 20% этого дисахарида [9]. Промышленное производство трегалозы осуществляется биотехнологическими методами, основанными на ферментативных превращениях крахмала [10].

Благодаря своим уникальным протекторным свойствам трегалозу начинают шире использовать в медицине [1], а новые препараты ГК с трегалозой (ГКТ) — в косметологии. В связи с этим несомненный интерес представляет изучение продолжительности клинического эффекта таких препаратов, а также оценка динамики функциональных параметров кожи под их воздействием.

Материал и методы
В центре медицинской косметологии СЗГМУ им. И.И. Мечникова под наблюдением находились 20 женщин в возрасте от 34 до 60 лет (средний возраст 45,1±7,3 года) с проявлениями возрастных изменений и фотоповреждениями кожи лица и шеи. По классификации И.И. Кольгуненко [11] у 11 (55%) женщин установлен смешанный тип старения, у 6 (30%) — «усталое» лицо, у 1 — мелкоморщинистый тип старения, у 1 — деформационный тип старения. По классификации Р. Глогау [12] у 16 пациенток отмечен III тип фотостарения, у 4 — II тип.

Критериями исключения пациенток из исследования являлись беременность, период лактации, воспалительные дерматозы, злокачественные новообразования на коже в области предполагаемой коррекции; системные заболевания соединительной ткани с поражением кожи и подкожной клетчатки; обострение или декомпенсация хронических соматических заболеваний; инфекционные и онкологические заболевания; нарушения свертывания крови, в том числе ятрогенного характера (прием препаратов, влияющих на свертывание крови); прием препаратов группы ретиноидов, антигистаминных препаратов, глюкокортикоидов, НПВС, иммунодепрессантов и других лекарственных средств, влияющих на реактивность кожи; склонность к формированию гипертрофических и келоидных рубцов; имплантированные в область лица силиконовые материалы или полиакриламидный гель; гиперчувствительность к компонентам изучаемых медицинских изделий; нарушение целостности кожных покровов в зоне введения, интервал менее 1 мес после глубокого химического пилинга, механической обработки кожи (дермабразии) или лазерного воздействия на кожу.

Всем пациенткам проведен курс мезотерапии оласти лица и шеи с использованием препарата РЕВИ Стронг (REVI Strong) 1,5% (РУ на медицинское изделие от 19.08.10 №ФСР 2010/08694, Россия), состоявший из 2 процедур с интервалом между ними 1 мес (техника применения мультипунктурная, линейноретроградная).

В процессе лечения все пациентки проходили обследование, включавшее анкетирование, фотографирование, корнеометрию (прибор Corneometer CM 825, Courage & Khazaka, Германия), определение степени выраженности эритемы и пигментации кожи (мексаметрия, прибор MPA 580 с датчиком Mexameter MX 18, Courage & Khazaka, Германия), измерение эластичности кожи (эластометрия, прибор Cutometer MPA 580, Courage & Khazaka, Германия), УЗИ кожи (аппарат DUB, Taberna pro Medicum с датчиком 30 МГц, Германия) с последующим фотографированием полученных изображений. Обследование проводили до начала лечения, через 1 нед после курса процедур, а также через 3 и 6 мес после первой процедуры (за исключением анкетирования через 6 мес после первой процедуры).

Функциональные параметры кожи оценивали в диагностической лаборатории кафедры косметологии ФГБОУ ВО «СЗГМУ им. И.И. Мечникова». Пациентки приходили на обследование с очищенной кожей (без косметики и макияжа), перед проведением измерения в течение 30 мин они находились в покое в помещении при температуре около 21°С.

Статистическую обработку результатов выполняли с помощью программ Statistica v.10.0. Анализ соответствия вида распределения значений исследуемых показателей закону нормального распределения проведен с использованием критерия Колмогорова—Смирнова. Показатели с нормальным распределением анализировали при помощи параметрических критериев. Для сравнения связанных выборок применяли t-критерий Стьюдента. Результаты представлены в виде средних арифметических значений (М) и стандартных ошибок (SE).

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × три =